Пустышки

Совсем широко ловля на безнасадочные мормышки распространилась с десяток лет назад — все как-то разом начали вливаться в ряды безнасадочников. Да и сам я в подшивках газет и журналов искал статьи про «безнасадки», интересные моменты записывал в специальную тетрадку, заполнил ее почти целиком. По логике, после этого мне нужно бы ломануться в магазин, понакупить «чертей», «коз», «ведьм» и прочих безнасадочных хитов, но я не стал этого делать, а пошел по не совсем протоптанной дорожке. Еще с незапамятных времен лежит у меня огромная коробка со старыми, уже окислившимися мормышками. «А зачем добру пропадать?» — подумал я и занялся окраской приманок и приведением их в соответствующее состояние. 

 Каких только мормышек не было в той моей коробке! Такие замысловатые все, скрюченные — перекрученные — словом, нетипичные. Но, может, и подходящие для ловли без мотыля? Выбрал с десяток совсем разных моделей — и в ближайший же выходной отправился на водохранилище. Защемило сердце, когда, заглянув в холодильник и привычно потянувшись за коробочкой с мотылем, загасил в себе этот порыв. Еще засветло дошел до своих мест, находившихся километрах в шести. Представляете, какие сомнения терзали меня весь мой длинный путь по раскисшему снегу? 

 Сходу пробурил лунку и, отдышавшись, сел на корточки около ящика, вытащил прихваченные мормышки и «балалайку». Среди вороха приманок наткнулся на простую «дробинку». Теория была против нее, но я все ж привязал к леске именно такую. Мормышка юркнула в неочищенную лунку. Отмерил метров шесть и, затянув катушку, начал колдовать. На первой же проводке кивок, когда я поднял приманку на полметра от дна, вдруг стал сгибаться — и я почувствовал рывки упирающейся рыбы! Гася в себе волнение, аккуратно подтянул крупную добычу на леске-паутинке. Забулькала в лунке какая-то серо-серебристая масса, я разглядел два больших красных глаза — хорошая плотва граммов на 400 заерзала на льду. Выпавшая из ее рта «дробинка» оказалась покалеченной — сломался крючок. Дрожащими пальцами нашел такую же дробинку», привязал ее к неподатливой леске… Словом, взял я в тот день килограммов шесть отборных плотвиц из пяти лунок. 

 С того момента и началась у меня эпопея ловли на «безнасадку». Много тех замысловатых мормышек остались украшениями на губах крупных плотвиц и лещей. Ловил я без естественной наживки и на простые мормышки, в принципе предназначенные для ловли с насадкой. А позже занялся и самостоятельным изготовлением «безнасадок».
Модельный ряд (фото 1 и 2)

 Моя первая «безнасадка» — простая «дробинка» — была даже без какого-либо бисера. В последующем «дробинка» неплохо показывала себя при ловле хитрых и осторожных рыб. Но ловить одной приманкой как-то неинтересно, даже когда уловы неплохие. И я решил искать новые варианты.

 Не менее уловистым показал себя обыкновенный «муравей» с тремя бисеринами на крючке. Полюбилась эта мормышка в первую очередь окуню, но и плотва не обходила его стороной.

 «Клопик» — старенькая мормышка — тоже неплохо ловила на мелководье крупную плотву и окуня. Не знаю почему, но на окуня лучше действовала неокрашенная, блестящая приманка, а на плотву — темно-зеленая или черная. К слову, зеленый — любимый цвет плотвы Чебоксарского водохранилища. Почти все свои плотвиные «безнасадки» я оснащаю зелеными бисеринами. На «клопика» лучше всего клевала прибрежная сорожка, которая собиралась под первой обрывистой бровкой. На него же нападали и ерши. 

 Мормышка «ромбик» приглянулась многочисленным прибрежным «матросикам». Если я задавался целью наловить живца, то именно с этой мормышки начинал ловлю на мелководье. Окунь очень хорошо реагирует на скоростную игру этой мормышкой — дробление сквозь пальцы. Сорожка же на «ромбик» ловилась не так часто. Она все-таки больше любит, когда приманку ей подают в медленном темпе, без резких движений. 

 Небольшая рифленая «уралочка» — прямо-таки убийца густеры и подлещика. Я использовал вольфрамовые мормышки этой формы и был доволен уловом. На нее же часто клевал и судак, но много этих приманок не вернулось из лунок, навсегда оставшись в костистых челюстях.
 

 Позже я стал ловить на настоящие «безмотылки» — «чертиков» и «коз». Первое время пользовался покупными, потом перешел на производство этих приманок на дому. Прибрежный вариант «чертика» я изготавливал следующим образом. Брал небольшого размера тройничок и наматывал на цевье проволоку, придавая приманке любую форму. Потом капал на это расплавленным оловом. Получалась вполне работоспособная мормышка, которой не было равных в ловле прибрежной мелочевки величиной до 300 г. 

 Из покупных большим успехом у наших рыб пользовался «чертик» с подвесным тройничком. Я его использовал в ловле на больших глубинах, и основной его добычей были крупные плотва, лещ и судак. Неплохо на него же реагировал и куйбышевский язь. На «козу» чаще всего ловился окунь на плесах. 

 Понравилась мне мормышка «мотыль«. Поскольку весила она немного, то использовалась исключительно на мелях, но рыбу ловила неплохо. В списке ее жертв оказывались и полукилограммовые окуни, и плотвицы почти на килограмм, и даже неактивные подусты. 

 Выше мормышки я всегда привязывал (если, конечно, не ловил в корягах) небольшую самодельную «мушку». Нам, рыболовам Средней полосы, повезло, что не надо искать скальпы петухов и прочих бедных животных. Нашей рыбе пойдет что-нибудь попроще — вот я, например, активно использовал «мушки», сделанные на основе простых ниток (фото 3). К колечку крючка я загонял белую бисерину, а оставшийся участок цевья обматывал простой ниткой. Все зависело от моей фантазии и ассортимента цветов ниток. И на такие простенькие, сделанные на скорую руку «мушки» очень неплохо ловится вся рыба — от ерша до судака. Порой даже лучше, чем на мормышку.
 

 Позже я стал ловить на настоящие «безмотылки» — «чертиков» и «коз«. Первое время пользовался покупными, потом перешел на производство этих приманок на дому. Прибрежный вариант «чертика» я изготавливал следующим образом. Брал небольшого размера тройничок и наматывал на цевье проволоку, придавая приманке любую форму. Потом капал на это расплавленным оловом. Получалась вполне работоспособная мормышка, которой не было равных в ловле прибрежной мелочевки величиной до 300 г. 

 Из покупных большим успехом у наших рыб пользовался «чертик» с подвесным тройничком. Я его использовал в ловле на больших глубинах, и основной его добычей были крупные плотва, лещ и судак. Неплохо на него же реагировал и куйбышевский язь. На «козу» чаще всего ловился окунь на плесах. 

 Понравилась мне мормышка «мотыль». Поскольку весила она немного, то использовалась исключительно на мелях, но рыбу ловила неплохо. В списке ее жертв оказывались и полукилограммовые окуни, и плотвицы почти на килограмм, и даже неактивные подусты. 

 Выше мормышки я всегда привязывал (если, конечно, не ловил в корягах) небольшую самодельную «мушку». Нам, рыболовам Средней полосы, повезло, что не надо искать скальпы петухов и прочих бедных животных. Нашей рыбе пойдет что-нибудь попроще — вот я, например, активно использовал «мушки», сделанные на основе простых ниток (фото 3). К колечку крючка я загонял белую бисерину, а оставшийся участок цевья обматывал простой ниткой. Все зависело от моей фантазии и ассортимента цветов ниток. И на такие простенькие, сделанные на скорую руку «мушки» очень неплохо ловится вся рыба — от ерша до судака. Порой даже лучше, чем на мормышку.


Технико-тактические хитрости

 Моей первой хитростью является один весьма неплохо работающий по окуню прием. Перед тем, как использовать «пустышку», я начинаю ловить на блесну. Первая поклевка для меня — сигнал, что пора сматывать блеснилку и начинать ловить на «безнасадку». Ведь на блесну посмотреть стягиваются окуни с довольно большого расстояния, а вот атаковать ее не каждый решается. Но вот съесть что-то маленькое, постоянно мельтешащее перед носом — такой возможности уже ни один окунь не упустит. Таким образом я брал с одной лунки до полусотни окуней. А если б ловил только на мормышку, не прибегая к помощи блесны, улов был бы на порядок меньше. Специально проверял. 

 Когда рыба пассивна, она часто стукает по мормышке, но не засекается. В таких случаях я поступаю следующим образом. После того как у меня состоялась поклевка, но реализовать ее не получилось, я сразу резко бросаю мормышку на дно. Как правило, этот эффект «подбитой жертвы» срабатывает — рыба баз капли сомнения хватает мормышку.

Проводка и поклевка

 О проводке приманки. Когда только я сажусь на лунку, то начинаю активно кивочить, стараясь привлечь внимание рыбы. Естественно, это делается не абы как, а оптимальными, наработанными движениями. Если я нацелен, в первую очередь, на окуня — мормышку трясу сквозь пальцы. Если приоритетная рыба плотва или подлещик — движения моей приманки ритмичные как часы. Поднял, задержал, тут же опять поднял и т.д. Очень полезны во время проводки частые остановки. Плавные — как в вальсе — движения любит лещ.


  О характере поклевок. Основная окуневая поклевка похожа на зацеп. Вы поднимаете удильник, а кивок чуть вздрагивает — и остается в том же положении. Вы еще поднимаете удочку, а кивок продолжает сгибаться. Так ведет себя пассивный окунь. Что мне нравится в таких поклевках, так это то, что почти на 100% они заканчиваются поимкой рыбы. А вот резкие удары во время игры, так свойственные сороге, редко заканчиваются для рыбы плачевно. 

 Еще одна разновидность поклевки — это ее отсутствие как таковой. Просто во время остановки в игре я часто делаю короткие подсечки — и нередко на крючке оказывается рыба. Нет, она не багрится, а по-честному засекается «в рот». 

 Судак клюет так, что прозевать его поклевку невозможно. Правда, был у меня один случай, когда я ловил мелкую густерку и с трудом удержал удочку после очередной слабенькой поклевочки. Лишь спустя минут десять упорного вываживания улов пополнился солидным судаком.

Снасть для «безнасадки»

 В безнасадочной ловле нет мелочей. Одно слабое звено, ахиллесова пята — и удовольствия от рыбалки можно не получить. Останется провести бесценное время на зимней рыбалке за развязыванием узлов, монтажом снасти и в прочей неприятной возне. Мои безнасадочные удочки на протяжении всего моего увлечения этой ловлей менялись и, несомненно, будут меняться. Потому что стремление к идеалу снасти сравнимо со стремлением дойти до горизонта.
 


 Первой моей удочкой оказалась простая, сделанная из пластмассы «балалайка». Она меня устраивала какое-то время, пока ее, хиленькую такую, не разнес первый же клюнувший судак. Вообще, нет универсальной безнасадочной снасти. По сути, все как в спиннинге — есть легкий класс и тяжелый. 

 В последнее время рыболовов Чебоксарского водохранилища все больше начинает привлекать левобережье. Да и не удивительно: рыба здесь, хоть и не такая крупная, как где-нибудь на фарватере, тем не менее, берет своим количеством. Да и не везде в открытом море рыбу найдешь. Поэтому многие подаются под берег. Лично мне симпатична в последнее время тихая прибрежная ловля окуня и сорожки — если найти неплохой приямок, можно нарваться и на крупных толстячков. И поскольку основная рыба здесь некрупная, выбирать снасть с заведомым запасом прочности не стоит. В таких условиях неплохо работают различные «балалайки» вроде удочки Михеева (фото 4). Легкая, с мягким хлыстиком — с ней действительно приятно ловить. Правда, раньше была одна проблема: если не в ту сторону начнешь мотать леску, она вздыбится и в итоге запутается, но я приноровился, нацарапав на бобинке стрелку. 

 Леска на сверхлегкой удочке у меня стоит диаметром 0,08 — 0,1 мм. На такую я брал окуней до 800 г. На мелководье цвет лески имеет значение, лучше воспользоваться голубой или прозрачной леской и отказаться от темно-зеленой и черной. Мормышки применяются самые миниатюрные. Из моих самоделок — это, прежде всего, «чертики», сделанные из проволоки и капельки олова. 

 При ловле на более солидных глубинах, где вероятна поклевка крупной рыбы, я применяю самодельную удочку помощнее (фото 5). Она хоть и легкая, но имеет довольно большой запас надежности из-за наличия катушки. Катушечку я специально подбирал пластмассовую, чтобы свести массу удочки до минимума. Роль катушки в этой снасти трудно переоценить. Не раз она при поклевке хорошего судака срабатывала и отдавала нужную длину лески, что предотвращало обрыв снасти. Еще один плюс- в оперативности: можно быстро смотать леску и также быстро опустить мормышку до дна. Вся леска на виду, она вообще не путается. Хлыстик специально поставил помощнее, чем на удочке сверхлегкого класса, чтобы увереннее подсекать судаков.
 

         

 

 Еще несколько слов о леске. При ловле на глубинах до 5 м большое внимание я уделяю не только внешнему виду мормышек, но и леске. Ведь зачастую именно она настораживает рыбу. Я пробовал ловить и на простую «Клинскую», и на навороченную Smart SLR, но в последнее время все большее предпочтение начал отдавать флуорокарбону (фото 6). Если верить производителю, эта леска незаметна в воде. У меня в снасти легкого класса стоит леска диаметром 0,14 мм. В принципе, она грубовата для средней рыбы (200 — 300 г), что ловится на «безнасадки» легкого класса, но запас прочности необходим. К слову, даже пассивная рыба без сомнений хватает мормышку, привязанную к этой относительно толстой леске. Может, флуорокарбон действительно невидим? 

 В этом классе в качестве моих приманок выступают в основном среднего размера «клопики» и «чертики». 

 Теперь — о кивках. Кивки подбираются под размер мормышки. Длина, строй и прочие параметры зависят от ваших предпочтений. Стоит отметить, что кембриков для пропуска лески надо поставить столько, чтобы нагрузка распределялась на кивок равномерно. 

 Я люблю огружать кивки так, чтобы они были согнуты где-то под углом 30 — 40°. Кивки я ставлю яркие, заметные. Одно время ловил оранжевыми и ярко-салатовыми, но вскоре отказался — глаза слишком напрягаются. Идеальный вариант кивка — черный с белыми полосками-кембриками для пропуска лески (фото 7).

Г. Семенов

«Спортивное рыболовство № 12 — 2008г.»
 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *